Поиск по сайту


+12
Издание предназначено для детей старше 12-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


Leslie Caron - открытки


Кристель Боденштейн. Звезды и фильмы. Статья 1966-го года.


Free counters!



Биографии, МАЛИНОВСКИЙ РОДИОН ЯКОВЛЕВИЧ - В БОЯХ И СРАЖЕНИЯХ (Н. Наумов) (из книги - Герои огненных лет, 1983 г.)

 

МАЛИНОВСКИЙ РОДИОН ЯКОВЛЕВИЧ - В БОЯХ И СРАЖЕНИЯХ (Н. Наумов) (из книги - Герои огненных лет, 1983 г.)

МАЛИНОВСКИЙ РОДИОН ЯКОВЛЕВИЧ

МАЛИНОВСКИЙ РОДИОН ЯКОВЛЕВИЧ Родился в 1898 г. в Одессе. Украинец. Член КПСС с 1926 г. Участник первой мировой и гражданской войн. Несколько лет жил, учился и работал в Москве. В 1930 г. окончил Академию им. М. В. Фрунзе, в которой после , возвращения из Испании был преподавателем. В годы Великой Отечественной командовал корпусом, затем армией, фронтами. Провел ряд успешных операций по разгрому фашистских войск под Сталинградом, по освобождению Донбасса, Правобережной Украины, Молдавии, Румынии, Югославии, Венгрии, Австрии и Чехословакии. Звания Героя Советского Союза удостоен дважды: 8 сентября 1945 г. и 22 ноября 1958 г. Народный Герой Югославии. После войны — командующий Дальневосточным военным округом, а с 1956 г.— главнокомандующий Сухопутными войсками. С 1957 по 1967 г.— министр обороны СССР. Автор книги «Солдаты России». В 1967 г. умер. Похоронен в Москве, на Красной площади у Кремлевской стены.

В БОЯХ И СРАЖЕНИЯХ

Что такое бой, Родион Малиновский познал еще 16-летним парнем, когда в 1914 году увязался за воинским эшелоном, уходившим из Одессы к Восточной Пруссии. Не по годам крепкого, к тому же грамотного, его зачислили в пулеметную команду. Вскоре расчет, в котором он был вторым номером, уже поддерживал наступающие цепи пехоты, устремившиеся на немецкие позиции. Но в середине августа 2-я русская армия оказалась в тяжелейшем положении. Сполна хватил лиха и Родион Малиновский.

В сути первой мировой войны он разобрался во Франции, куда как георгиевский кавалер попал в составе русского экспедиционного корпуса. Это понимание открылось ему под фортом Брион, где в атаках легло немало русских солдат в оплату за ту зависимость, в которой находился царизм у своих союзников — Англии и Франции.

Когда эхо революции в России долетело до Франции, в экспедиционном корпусе вспыхнуло восстание. После его жестокого подавления русских солдат рассеяли по французским частям. Лишь в 1919 году, обогнув Азию, Родион Малиновский вернулся на родину. В Омске, еще занятом Колчаком, он перешел Иртыш и вступил в ряды Красной Армии.

Понимание боя, тяжести солдатской службы на войне навсегда вошло в сознание Малиновского. Став командиром, затем командующим, он, принимая решения, всегда скрупулезно взвешивал цену победы, искал такие пути к ней, которые бы стоили как можно меньше солдатской крови.

После гражданской войны Малиновский был оставлен в кадрах РККА. В 1926 году он вступил в партию, а в 1930-м закончил Академию имени М. В. Фрунзе.

Первую проверку командирских способностей полковник Малиновский прошел вдали от родины — в революционной Испании, куда уехал добровольцем. Полтора года провел он в боях и сражениях, помогая республиканской армии отражать натиск внутренних и внешних сил фашизма. Именно там Малиновский в полной мере познал бесчеловечную суть фашизма, стремление его фанатиков провести испытание новых видов вооружения и потом отправиться в поход на Советский Союз, на завоевание мирового господства. Неизбежность схватки с фашизмом заставляла со всей пристальностью всматриваться в те изменения, которые вносили в формы вооруженной борьбы наиболее современные виды вооружения — танки и авиация.

После возвращения на родину из Испании Малиновский стал преподавателем военной академии. Он с присущей ему последовательной настойчивостью включился в учебный процесс. Днем вел занятия со слушателями, вечерами писал диссертацию, на основе которой намечалось издать монографию.

Исследование Арагонской операции было проведено в том истинно научном ключе, который не допускал ни преувеличения выигрышных моментов, ни преуменьшения неблагоприятных. Один из выводов диссертации гласил: «Танки, несмотря на исключительно трудные условия их боевого применения, отнюдь не «испарились» в Испании, а, наоборот, подтвердили свое колоссальное значение в современной войне как важнейшее средство подавления обороны... Именно в этих условиях подтвердилась мысль использования танков в крупных массах».

Этот обстоятельно обоснованный вывод на одной из теоретических конференций прозвучал упреком тем участникам боев в Испании, которые доказывали, что в современной войне применение крупных масс танков без пехоты невозможно. Мысли и суждения Малиновского сыграли свою роль в восстановлении расформированных год назад механизированных корпусов.

Дальновидным оказался его вывод и о роли обороны в вооруженной борьбе. В длительной войне, писал он, оборона не может быть кратковременным явлением. Чем она прочнее, тем больше позволяет экономить сил и средств, создавать крупные резервы и использовать их на решающих направлениях. Именно в его диссертации отстаивалась оборона, построенная не на окопах, сгруппированных в опорных пунктах, а на системе траншей, что полностью подтвердилось в ходе Великой Отечественной войны.

Советское правительство высоко оценило военную и преподавательскую деятельность Малиновского. 7 мая 1940 года ему было присвоено звание генерал-майора, а в феврале следующего года, когда угроза войны приблизилась к нашим границам, он был назначен командиром 48-го стрелкового корпуса.

Первый день войны на границе с Румынией был относительно спокойным, но уже на следующий авиация неприятеля нанесла сильный удар по частям корпуса, выдвигавшимся для занятия обороны по реке Прут. Необстрелянные бойцы и командиры несколько растерялись. Комкору Малиновскому пришлось лично вмешаться в управление частями 30-й стрелковой дивизии, чтобы ускорить ее выход к реке, ибо на ряде участков противник уже форсировал ее. Решительными контратаками передовые части врага были сброшены в Прут, и дивизия корпуса заняла оборону.

До 2 июля 48-й стрелковый корпус удерживал занимаемую полосу обороны, ширина которой в 4 раза превышала уставные нормы. Лишь прорыв противника у соседа справа вынудил корпус отойти на реку Реут, где его части успешно отбили несколько атак. 15 июля, уловив в частях противника подавленность от постигших их неудач, Малиновский сам решил нанести контрудар. Дивизии форсировали реку и внезапно атаковали позиции врага. Тот дрогнул, побежал, оставив на поле боя около 4 тысяч убитых и раненых.

Однако обстановка в полосе Южного фронта день ото дня усложнялась. Командованию пришлось отвести свои войска на Днестр. Здесь 48-й корпус держал оборону десять дней и только по приказу стал отходить на рубеж, указанный Ставкой.

Какой ни сложной оказалась оперативно-стратегическая обстановка в конце августа на Правобережной Украине, Малиновский боеспособным отвел свой корпус к Николаеву и занял оборону. Здесь ему пришлось распрощаться со своими боевыми товарищами и подчиненными. Приказом Ставки он назначался командующим 6-й армией.

Эта армия была образована из резервной, в которую вошли и отошедшие за Днепр дивизии. Она еще занимала оборону, когда на нее двинулись войска всей 1-й танковой группы противника. Хотя Днепр был серьезным препятствием на пути танков врага, в обороне 6-й армии имелось еще много слабых участков. В частности, к Днепропетровску не успела выйти одна из дивизий, и противник с ходу захватил мост через реку и небольшой плацдарм на левом берегу Днепра. Завязались упорные бои. Как ни пытался противник расширить захваченный плацдарм, это ему не удалось, и он вынужден был перенести свои усилия к Кременчугу. Первую боевую задачу в роли командующего армией Малиновскому удалось выполнить.

Высокое искусство управления войсками армии генерал проявил в самом сложном и трудном виде вооруженной борьбы— при ведении подвижной обороны. Не раз крупные силы врага охватывали фланги 6-й армии, стремясь окружить и уничтожить ее. Так случилось под Днепропетровском, когда противник наступлением от Кременчуга развил удар в направлении Полтавы, все глубже охватывая 6-ю армию с северо-востока. В создавшейся опасной обстановке командующий снял левого фланга сразу три дивизии и перебросил их на правый, од Красноградом он нанес сильный контрудар, сковал им крупные силы врага, что позволило отвести армию на новый оборонительный рубеж.

Подобная обстановка создалась и в середине октября 1941 года, когда противник намного превосходящими силами осуществил прорыв линии фронта на левом фланге армии и у. соседа. Во второй половине октября противник охватил оба фланга 6-й армии, и все же командарм организованно отвел свои дивизии на Северский Донец, где враг окончательно был остановлен.
Ставка увидела в генерале Малиновском недюжинный талант полководца и в декабре 1941 года назначила его коман-дующим войсками Южного фронта.

Первая фронтовая операция для генерал-лейтенанта Мали-новского сложилась неудачно. Это произошло летом 1942 года. Противник, прорвав оборону Брянского и Юго-Западного фронтов, своими танковыми корпусами устремился к низовьям Дона, намереваясь окружить главные силы Юго-Западного, а затем охватить армии Южного фронта и, разгромив их, отрыть себе пути на Кавказ. В исключительно сложной опера-тивно-стратегической обстановке, сложившейся в большой из-лучине Дона, в состав Южного фронта были переданы три арии Юго-Западного.

Командование Южного фронта предприняло контрудар сво-им вторым эшелоном. Его продвижение к северу от Донца омогло двум армиям вырваться из окружения, но, слишком ослабленные, они не смогли сдержать натиск танковых корпусов противника, и те, форсировав Дон в его нижнем течении, устремились к Кавказу. Вскоре Южный фронт был упразднен, а генерал Малиновский назначен командующим 66-й армией, прибывшей из резерва Ставки под Сталинград.

Крупная неудача, понижение в должности нередко ломали характер военачальников, лишали их уверенности, а без нее немыслим хороший командир, тем более полководец. Это знал Родион Яковлевич, любивший военную историю. И он сделал все, чтобы мужественно перенести поражение, сохранить твердость характера, свое лицо и, самое главное, извлечь из поражения урок на будущее. Помогла ему в этом закалка, полученная на полях Испании, в сражениях 1941 года.

Умение побеждать сильного противника Малиновский показал в ходе контрнаступления под Сталинградом. Когда 6-я армия врага оказалась окруженной, гитлеровское командование разработало два плана ее вызволения. По первому с громким названием «Зимняя гроза» намечалось пробить к ней коридор и по второму («Удар грома») полностью освободить войска Паулюса.

12 декабря 1942 года войска Гота, одного из лучших гитлеровских танковых военачальников, по приказу не менее известного и почитаемого в вермахте генерала фон Манштейна двинулись на выручку Паулюса. Навстречу им Ставка ВГК направила 2-ю гвардейскую армию во главе с Малиновским.

Решительные бои развернулись 22 декабря. Командующий армией, расположившись на НП, чутко прислушивался к орудийному гулу. Он все нарастал, но не приближался. Значит, войска прочно держали занимаемые позиции, и можно готовить танковый и два механизированных корпуса к нанесению решительного удара по группе «Гот» с целью ее разгрома и полного срыва плана деблокирования армии Паулюса.

Но вот в орудийном «оркестре» что-то изменилось. Командующий вызвал к телефону командира 1-го стрелкового корпуса генерала И. И. Миссана:

— Как дела?

— Противник усилил огонь, на меня идут танки...

— Сколько танков?

— Сотни две, а может быть, и больше.

Не слишком утешительные ответы обеспокоили командующего. Он встал, задумался, не заметил, как подошел начальник штаба армии генерал-майор С. С. Бирюзов. Лишь когда тот зашелестел картой, Малиновский обернулся и спросил:

— Что нового, Сергей Семенович?

— Противник вводит свои последние резервы,,,

— Продолжайте готовить наступление! Если меня спросят из фронта, скажите, что я на КП девяносто восьмой дивизии.

Для уточнения обстановки командующий мог выслать опытного офицера штаба армии, но ему важно было знать не только то, что делают подчиненные войска, но и как все это они делают. Именно стойкость войск и уверенность солдат в победе, не раз убеждался он, решали успех обороны.

Выслушав несколько сбивчивый рапорт командира дивизии, Малиновский пожал ему руку и пошел к стереотрубе, установленной в окопе. Перед ним простиралась серая, кипевшая от разрывов степь. Среди вспышек огня и пыли ползли танки с белыми крестами, бронетранспортеры, двигались черные точки солдат. Все это было устремлено к одному пункту — Гро-мославке.

«От нее до Советского, где проходит кольцо окруженных войск,— прикинул в уме командующий,— всего пятьдесят километров. Пустить противника дальше — значит вселить в него уверенность в успех; из кольца окружения может последовать встречный удар. Он неизбежно пройдет через район, где стоят наши танковые корпуса. А у них ни капли горючего. Нет! Дальше ни шагу, иначе перейти в наступление в ближайшие дни не удастся!»

Сзади послышался голос командира дивизии:

— Я решаю провести контратаку и восстановить положение.

— А если ваша контратака не даст успеха, удержите противника?

— Если поможете...

— А без «если»?

— Не знаю,— признался комдив.

— Надо думать, товарищ командир дивизии, несколько дальше одного дня. Вот что решим с вами. Вы во что бы то ни стало удержите Громославку, а я своими средствами не допущу подхода резервов противника.

— Есть! — ответил комдив тем тоном, в котором ясно прозвучало: «Пока я жив, Громославка будет наша».

Вскоре на противника, рвавшегося к истерзанной степной деревне, обрушилось море огня, который прибил к земле его пехоту, остановил танки и бронетранспортеры.

После неудачных атак противник решил собрать основательные силы, чтобы прорвать оборону 2-й гвардейской армии наверняка. Разведка донесла командарму: противник развертывает новые колонны танков.

«Как быть? Как задержать атаку противника до тех пор, пока получат горючее наши танки?» — подумал командарм. Вскоре он решил вывести свои танки из балок в открытую степь и показать их противнику: пусть полюбуется и подумает, с кем ему придется иметь дело.

Враг, увидев массу танков, не решился перейти в атаку. В ставку Гитлера полетели донесения: «Вся степь усеяна советскими танками». Пока шли переговоры, шло и время. Только это и надо было командарму 2-й гвардейской. Вскоре горючее было получено, и враг испытал силу удара 2-й армии. Гот был разгромлен, а Паулюс так и не получил его помощи.

В результате Котельниковской операции советские войска продвинулись на 100—150 километров и открыли дорогу на Ростов-на-Дону. Успешное преследование противника, захват переправ на Дону и Северском Донце показали, что Малиновский был и остается талантливым полководцем. 2 февраля 1943 года его снова назначили командующим Южным фронтом. Под его управлением 14 февраля войска фронта штурмом освободили Ростов-на-Дону.

Родион Яковлевич провел много успешных операций. В каждой из них есть что-то новое и своеобразное. И то и другое отражало определенный уровень его полководческого мастерства. 1943 год—это овладение способами прорыва глубокой, хорошо подготовленной обороны противника; совершенствование преследования противника, применявшего сдерживающие действия; ликвидация плацдарма с нанесением удара ночью крупными оперативными силами; овладение крупным городом (Запорожье); ночным штурмом форсирование стратегического водного рубежа (Днепр). Начало 1944 года — это наступление в весеннюю распутицу и проведение двух операций (Березнеговато-Снигиревской и Одесской) без оперативной паузы; форсирование Днестра в половодье.

К середине 1944 года Малиновский изведал все формы управления оперативными действиями войск. Наступила пора полководческой зрелости.

Вскоре Ставка определила контуры предстоящей операции. Они были близки к тем, которые складывались в голове командующего фронтом. Раздумывая над замыслом новой операции, Малиновский все с большей отчетливостью определял для себя три непременных условия ее успеха.

Во-первых, тактическая оборона должна быть прорвана в возможно высоком темпе, не позже первого дня операции. В тот же день или, в крайнем случае, утром второго дня нужно ввести в сражение танковые войска. Только при этом условии можно упредить подход резервов противника, избежать затяжных боев с ними, а значит, и создать наилучшие условия для наступления в глубину.

Во-вторых, подвижные войска, введенные в прорыв, должны без задержки, стремительно выдвинуться к реке Прут, захватить переправы и соединиться с войсками 3-го Украинского фронта. Только при таком развитии наступления немецко-фашистские войска не успеют избежать окружения.

В-третьих, быстрый вывод боярской Румынии из войны может быть достигнут лишь в том случае, если одновременно с уничтожением окруженной группировки к западу от Кишинева удастся выйти к важнейшим административным и промышленным центрам этой страны и тем самым лишить противника времени для мобилизации сил.

Для успеха Ясско-Кишиневской операции, как и вообще любой другой операции, кроме того, нужна была полная вне- запность. В боях на Дону, Днепре и других реках советские войска чаще всего начинали наступление с плацдармов и других удобных рубежей. Родион Яковлевич решил убедить противника, что и на этот раз наступление начнется по установившемуся порядку. Для этого он принял все меры, чтобы удержать плацдармы и командные высоты. Временами бои за, казалось бы, ничего не значащие высоты носили ожесточенный характер, сам командующий фронтом интересовался их ходом и исходом. А в это время со строжайшими мерами предосторожности он готовил удар в другом месте — в междуречье Прута и Серета.
Мощный удар, подготовленный 2-м Украинским фронтом, был внезапным и привел к быстрому взлому обороны противника и развитию операции в высоких темпах. Уже во второй половине первого дня наступления удалось ввести в прорыв 6-ю танковую армию, а на следующий день — остальные подвижные соединения.

24 августа, то есть на пятый день операции, войска 2-го и 3-го Украинских фронтов встретились. Главные силы группы армий «Южная Украина» оказались в окружении, а советская 6-я танковая армия неудержимо продвигалась в глубь Румынии, открыла себе путь на Бухарест.

После войны генерал К. Типпельскирх писал: «Как огромные морские волны катились войска противника и захлестывали со всех сторон немецкие силы. Всякое централизованное руководство боевыми действиями прекратилось...»

Вслед за освобождением Румынии последовали Дебреценская, а затем Будапештская операции. Войска фронта, руководимые Малиновским, во взаимодействии с войсками 3-го Украинского фронта окружили немецко-фашистские войска в Будапеште.

После отражения контрударов б-й танковой армии СС, которая, как известно, изрядно потрепала англо-американские войска в Арденнах, войска Малиновского вступили в братскую Чехословакию. 4 апреля они освободили столицу Словакии Братиславу, 26 апреля с ходу овладели крупным промышленным центром страны Брно.

После короткой перегруппировки подвижные войска фронта сделали стремительный бросок к столице Чехословакии Праге. В районе Бенешов войска фронта соединились с войсками 1-го Украинского фронта, окружили группу армий «Центр» и затем принудили ее к капитуляции.

За умелое выполнение заданий Верховного Главнокомандования по руководству боевыми операциями большого масштаба, в результате которых были достигнуты выдающиеся успехи в деле разгрома немецко-фашистских войск, Родион Яковлевич Малиновский был награжден орденом «Победа».

В Европе война закончилась, но в Азии ее продолжала милитаристская Япония. Для разгрома Квантунской армии была создана группа фронтов. Во главе Забайкальского фронта поставили Малиновского. Фронту предстояло действовать в сложной пустынно-степной местности, преодолеть хребет Большой Хинган и в ходе одной операции продвинуться на глубину 800—1300 километров.

Раздумывая над новой задачей, командующий фронтом так определил основные условия ее выполнения: сила первоначального удара должна быть такой, чтобы весь фронт обороны противника раздробился, рухнул в первые же дни наступления; удар должен быть неожиданным и ошеломляющим по внезапности начала, построению войск, темпам продвижения и формам маневра.

Для нанесения мощного первоначального удара он поставил в первый эшелон четыре армии, в том числе танковую, конно-механизированную группы. В составе этого эшелона были около 2 тысяч танков и других бронемашин, вся артиллерия. С воздуха его поддерживали 1334 боевых самолета. И второй эшелон — 53-я армия — использовался необычно. Продвижение его намечалось неотступно за 6-й гвардейской танковой армией, что, по существу, ставило его в первый эшелон.

9 августа 1945 года войска фронта начали последнюю свою операцию. Как и предполагалось, мощными ударами они раздробили всю оборону японских войск на отдельные части и уже в первый день танковыми соединениями смогли вклиниться на территорию противника на глубину 80—100 километров. С овладением войсками фронта перевалами через Большой Хинган оперативная оборона Квантунской армии полностью рухнула, а главные ее силы оказались окруженными соединенными усилиями всех дальневосточных фронтов.
Вскоре началась массовая капитуляция японских войск.

«Изумление и страх охватили командование и штаб Квантунской армии,— писал после войны Родион Яковлевич.— Ведь они считали немыслимым, чтобы в отрыве на тысячу километров от железной дороги, через бескрайние степи монгольской пустыни и дикий Большой Хинган можно было провести такую ударную группировку войск и бесперебойно питать ее всем необходимым для продолжения решительного наступления в глубь Маньчжурии».

За смелый замысел, твердое и мужественное управление войсками фронта при подготовке и в ходе Маньчжурской стратегической операции Малиновскому в сентябре 1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны Родион Яковлевич руководил войсками Дальнего Востока. В его непосредственном ведении находились войска, которые располагались на огромной территории, простиравшейся от южных границ нашего государства до берегов Северного Ледовитого океана.

Главнокомандующий уделял много внимания перевооружению соединений, освоению всеми родами войск новой техники.

Главным звеном в решении всех этих задач он считал обучение и воспитание командного и политического состава. В округах он организовал четкую командирскую подготовку, пристально следил за работой подчиненных, стараясь воспитать в них образованных, принципиальных и волевых начальников.

В 1956 году Маршала Советского Союза Малиновского назначили главнокомандующим Сухопутными войсками, а через год министром обороны СССР. На этом высоком посту Родион Яковлевич прилагал все усилия к тому, чтобы повысить роль и ответственность партийных организаций за состояние дел в подразделениях, частях, соединениях. Самое пристальное внимание он уделял развитию военной науки, поскольку хорошо понимал, что только глубокое исследование новых видов вооружения и их влияние на военное искусство позволяют верно определить генеральное направление строительства Вооруженных Сил.

Но определить направление — это еще далеко не все. Нужна проверка его и конкретное решение многих вопросов. Что-бы решить их, Малиновский нередко выступал в военной печати как рядовой теоретик.

Прошло несколько лет действительно напряженных исследований, прежде чем министр обороны счел возможным сжато и определенно сформулировать основные черты советской военной доктрины и дать четкое определение содержанию военной науки.

Большой школой подготовки командиров Малиновский считал проведение учений. Он выезжал на все крупные учения, лично изучая их ход, и в разборах всегда давал определенные ответы, внося тем самым ясность в понимание коренных вопросов оперативного искусства. Он постоянно следил за работой кузниц наших командных кадров — военных академий. Малиновский не раз выступал с докладами перед профессорско-преподавательским составом академий и слушателями.

На боевом посту, в гуще сложных, многотрудных дел Родион Яковлевич Малиновский находился до последних своих дней.

Н. Наумов

Институт истории ссср
Академии наук ссср
институт военной истории министерства обороны ссср
институт истории партии МГК и МК КПСС — филиал института марксизма-ленинизма
при ЦК КПСС

Редакционная коллегия: А.М. СИНИЦЫН (ответственный редактор) А.И. БАБИН, К.И. БУКОВ, Н.Н. ДЕНИСОВ,
A.А. ЕПИШЕВ, П.А. ЖИЛИН,
Ф.Н. ИЛЛАРИОНОВ,
B.Ф. ПРОМЫСЛОВ,
A.М. САМСОНОВ,
B.П. ШЕРСТОБИТОВ

© Издательство «Московский рабочий», 1983.

 



НАВЕРХ


Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!




Интересное

Лесли Карон. Звезды и фильмы. Статья 1966-го года.


Посетите Болгарию (информация для советского туриста)


Новое на сайте

08.11. новости - Олег Борисов. Артист с большой буквы

05.11. новости - Выдающийся французский музыкант Джо Дассен

01.11. новости - Анатолий Кубацкий. Неповторимый герой советских сказок

30.10. новости - В день рождения знаменитого французского кинорежиссера Клода Лелуша

27.10. новости - Скончался легендарный российский актер Николай Караченцов

23.10. новости - Выдающийся композитор и дирижер Юрий Саульский

20.10. новости - Актрисе театра и кино Жанне Болотовой 77 лет

16.10. новости - Любимый актер советской эпохи Савелий Крамаров

12.10. новости - На советские экраны вышел легендарный фильм Михаила Калатозова «Летят журавли»

08.10. новости - Ушла великая Монсеррат Кабалье

03.10. новости - Ушел из жизни легенда французского шансона Шарль Азнавур

02.10. новости - Вера Васильева - настоящий символ вдохновения на театральной сцене

 


 

© Sovetika.ru 2004 - 2018. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки.