Поиск по сайту


+12
Издание предназначено для детей старше 12-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


Блюда грузинской кухни (Советский ОБЩЕПИТ)


Ю.Цеденбал КРЫЛЬЯ АРАТОВ (Интервью 1976 г.)


Free counters!



Биографии, ПЛИЕВ ИССА АЛЕКСАНДРОВИЧ - ВО ГЛАВЕ СТРЕМИТЕЛЬНЫХ БОЕВЫХ РЕЙДОВ (Н. Денисов) (из книги - Герои огненных лет, 1983 г.)

 

ПЛИЕВ ИССА АЛЕКСАНДРОВИЧ - ВО ГЛАВЕ СТРЕМИТЕЛЬНЫХ БОЕВЫХ РЕЙДОВ (Н. Денисов) (из книги - Герои огненных лет, 1983 г.)

ПЛИЕВ ИССА АЛЕКСАНДРОВИЧ

ПЛИЕВ ИССА АЛЕКСАНДРОВИЧ Родился в 1903 г. в селе Старый Батакоюрт ныне Правобережного района Северо-Осетинской АССР. Осетин. Член КПСС с 1926 г. Много лет жил в Москве, учась в Академии им. М. В. Фрунзе, затем в Академии Генерального штаба. В годы Великой Отечественной, командуя кавалерийскими соединениями, сражался с врагом под Москвой и Сталинградом, на Украине и в Белоруссии, участвовал в освобождении от гитлеровцев Румынии, Венгрии, Чехословакии. При разгроме Квантунской армии японских милитаристов командовал конно-механизированной группой советско-монгольских войск Забайкальского фронта. Звания Героя Советского Союза удостоен дважды: 16 апреля 1944 г. и 8 сентября 1945 г. Герой Монгольской Народной Республики. В послевоенные годы командовал войсками округа, находился на ответственной работе в Министерстве обороны СССР. Избирался депутатом Верховного Совета СССР нескольких созывов. В 1979 г. умер.

ВО ГЛАВЕ СТРЕМИТЕЛЬНЫХ БОЕВЫХ РЕЙДОВ

Первые дни Великой Отечественной войны застали генерала Иссу Александровича Плиева, тогда слушателя Академии Генерального штаба, в Москве. Для него, сына осетинского крестьянина-бедняка, столица давно стала вторым домом. Еще прежде, в годы учебы в Академии имени М. В. Фрунзе, ему полюбились московские проспекты, бульвары и набережные, историческая Красная площадь с Мавзолеем В. И. Ленина, седые кремлевские стены, и, самое главное, по душе пришлись москвичи — люди трудолюбивые, отзывчивые, общительные.

Кавалерист, воспитавшийся на немеркнущих традициях красных конников гражданской войны, почти два десятка лет проведший в армейских рядах, познавший и сложности строевой службы, и тонкости оперативно-тактической подготовки, он в первые же часы борьбы с вероломно напавшим на нашу страну врагом подал рапорт: прошу направить на фронт. Получив отказ, подал еще один рапорт. И вот — вызов в Наркомат обороны. Там, в кабинете начальника генштаба Б. М. Шапошникова, и состоялась беседа с заместителем Председателя Совета Народных Комиссаров СССР К. Е. Ворошиловым, знавшим Плиева еще с двадцатых годов.

Чтобы собраться в путь, вам достаточно двух часов?— спросил Климент Ефремович.

— Так точно. Буду готов, если надо, и раньше,— обрадован-
но ответил Плиев.
— Сначала отправитесь на Кубань, там формируется пятидесятая кавдивизия. Примите ее — и на фронт...

Так в жаркие июльские дни кавалерийская дивизия эскадрон за эскадроном, полк за полком убыла с юга на Северо-Западное направление. Вместе с другой такой же, сформированной на Ставропольщине 53-й дивизией кубанцы вошли в состав особой группы Л. М. Доватора. Из-под Великих Лук, уже занятых противником, казаки ринулись в длительный — на полсотни суток—рейд по вражеским тылам на Смоленщине. Боевое крещение, первые успехи, первый опыт. Они показали: врагу можно наносить крупный урон, его можно бить.

Именно с таким чувством, закончив стремительный рейд, сражались конники Плиева и на ряде подмосковных рубежей. Тут они стали гвардейцами. А в ходе нашего контрнаступления, когда в бою погиб командир 2-го гвардейского кавкорпуса Л. М. Доватор, в командование соединением вступил Исса Александрович Плиев. В битве под Москвой, где занялась заря всех будущих побед Советской Армии, казаки совершали рейды во взаимодействии с танковой бригадой. Возможно, тогда-то и появилась первая мысль об ударах по врагу в глубине его обороны мощным кулаком триединой силы: кавалерией, танками, мотострелковыми подразделениями. Хорошо оснащенные огневыми средствами — артиллерией, минометами, «катюшами», конники, танкисты и мотострелки, обладая высокой подвижностью, непрерывно маневрируя, несомненно, были способны решать сложные задачи в интересах армейских и фронтовых операций.

К подобным мыслям генерал Плиев, возглавляя кавалерийские корпуса во многих сражениях, в том числе и под Сталинградом, возвращался не раз. Он знал: среди военачальников бытуют различные мнения о возможностях оперативно-тактического использования конницы. Некоторые считали, что в современных условиях она почти не способна вести сколь-нибудь серьезные операции, тем более в глубине вражеского расположения. Другие, напротив, толковали о создании крупных кавалерийских объединений, напоминавших, может быть, 1-ю и 2-ю Конармии времен гражданской войны. Существовала еще одна точка зрения, которой придерживался и Плиев: для рейдовых действий нужны мощные конно-механизированные группы, состоящие из кавалерийских, танковых, мотострелковых соединений, надежно поддерживаемых артиллерией и авиацией.

— На коне, в танке, на автомашине,— говаривал Плиев,— ударами триединой силы: метким огнем, стремительным маневром, лихими атаками — громить и громить врага. И прежде всего — в глубине оперативного построения его войск...

Один из первых опытов создания подобных подвижных групп имел место при освобождении Северного Кавказа, когда в январе 1943 года Ставка распорядилась объединить на Закавказском фронте 4-й Кубанской и 5-й Донской гвардейские кавкорпуса с несколькими танковыми полками. Им была поставлена задача активных действий в оперативном тылу противника на подступах к Ростову-на-Дону. К сожалению, ожидаемого большого эффекта действия этой конно-механизированной группы не дали. Причина, как усматривал Плиев, командовавший тогда 3-м гвардейским кавкорпусом, заключалась в недостаточно четком управлении войсками. В результате конники и танкисты взаимодействовали слабо, темп их маневра был невысоким. Такая масса подвижных войск — два кавалерийских корпуса и несколько танковых частей — нуждалась в едином и мобильном руководстве, способном правильно направлять их боевые усилия.

Подобный вывод напрашивался и из анализа проведения совместного рейда под Таганрогом 4-го Кубанского кавалерийского и 4-го механизированного корпусов в августе 1943 года. И казаки и танкисты вели себя в этом рейде активно, но все же достигнутые ими боевые результаты могли оказаться гораздо лучше, будь их действия более целеустремленными, подчиненными единой командирской воле.

За несколько дней до 26-й годовщины Великого Октября Плиева назначили командиром 4-го казачьего кавкорпуса, действовавшего под Перекопом. А вскоре творческим мыслям генерала о широком использовании конницы и механизированных войск для совместных ударов по врагу суждено было сбыться. В начале 1944 года по распоряжению представителя Ставки Маршала Советского Союза А. М. Василевского кубанцев перебросили на 3-й Украинский фронт. Командующий фронтом генерал Р. Я. Малиновский, радушно встретив Иссу Александровича, сказал:

— Готовим операцию по освобождению юга Украины. В числе других мероприятий предполагаем объединить усилия двух корпусов — вашего кавалерийского и 4-го механизированного генерала Танасчишина, а также ряда танковых, мотострелковых и других частей. Командование этой конно-механизиро-ванной группой поручается вам. В прорыв войдете в полосе действий восьмой гвардейской армии генерала Чуйкова...

В штабе фронта были уточнены конкретные задачи группы. Речь шла о том, чтобы после прорыва вражеской обороны с плацдарма на западном берегу реки Ингулец стремительно продвинуться на 70 километров к крупному населенному пункту и железнодорожной станции Новый Буг, а затем, круто повернув на юг, завершить окружение б-й армии гитлеровцев, вновь сформированной вместо подвергшейся сокрушительному разгрому под Сталинградом. Теперь она была пышно провозглашена Гитлером «армией мстителей». Рейд нашей конно-меха-низированной группы по глубоким тылам этой армии являлся составной частью так называемой Березнеговато-Снигиревской операции 3-го Украинского фронта.

Немало пришлось думать генералу Плиеву, офицерам созданной им оперативной группы управления войсками над построением боевого порядка, организацией надежной связи между соединениями, их тесным взаимодействием, над вопросами снабжения. Маневр частей крайне затрудняла ненастная погода: дожди и мокрые снегопады размыли дороги, в раскисшем черноземе увязали танки и самоходные орудия, буксовали машины, выбивались из сил и. кони и люди. Но влившись под покровом темноты в коридор, прорубленный гвардейцами В. И. Чуйкова во вражеской обороне, казаки, танкисты и мотострелки группы Плиева, несмотря ни на что, продолжали идти вперед. Справа и слева от их боевых порядков то и дело возникала перестрелка: враг был повсюду. Следуя твердым указаниям командующего, части старались не ввязываться в затяжные бои — надо как можно скорее достичь Нового Буга.

Обстановка с первых же часов рейда создалась сложная, напряженная. Исса Александрович, непрерывно меняя свой КП, появлялся в самых опасных местах. Его спокойствие, способность быстро принимать решения, направлять усилия подчиненных на скорейшее достижение поставленной цели не раз выводили части из затруднительных положений. Ведя бои, обходя узлы сопротивления противника, расчленяя его войска, наши полки, бригады и дивизии продолжали наращивать темп наступления. Всего около полутора суток потребовалось им, чтобы, преодолев 70-километровое пространство, густо заполненное вражескими частями, достичь Нового Буга.

— Мы оказались один на один с гарнизоном этого города,— вспоминал Плиев,— но мы имели двух союзников: ночь и внезапность, а противник только одного — осточертевшую нам топь, да и то лишь до той поры, пока он мог удерживать свои позиции.

И вот штурм. С севера на вражеский гарнизон Плиев направил танкистов мехкорпуса Т. И. Танасчишина. С востока и и юго-востока наступали две кавдивизии—9-я гвардейская генерала И. В. Тутаринова и 30-я Краснознаменная генерала В. С. Головского. На стыке их боевых порядков действовала мотострелковая бригада подполковника Н. И. Завьялова. Полки 10-й гвардейской кавдивизии, перевалив через железнодорожное полотно, защищали левый фланг группы от возможных контратак противника. Стремительным ударом Новый Буг был освобожден. Фашистская «армия мстителей» оказалась рассеченной надвое, ее соединения лишились оперативной маневренности.

Не давая вражескому командованию возможности сколь-нибудь эффективно воспрепятствовать действиям конно-ме-ханизированной группы, Плиев двинул ее соединения на юг. Пути отхода б-й армии гитлеровцев оказались перекрытыми. Этот блестящий по замыслу и талантливо исполненный маневр поставил врага в труднейшее положение. Его части, атакованные с востока другими соединениями 3-го Украинского фронта, хлынули на запад. Но тут они попадали под удары танков, кавалерии и мотопехоты группы Плиева. 16 марта 1944 года Сов-информбюро сообщило: «Главное поражение нанесено противнику в период 13—16 марта, когда немецкое командование, в связи с выходом гвардейской группы генерал-лейтенанта Плиева на немецкие тылы, потеряло всякое управление войсками и отдало приказ пробиваться на запад мелкими группами и даже одиночным порядком».

Успешно завершившаяся Березнеговато-Снигиревская операция дала блестящий опыт высокой результативности действий конно-механизированной группы. В ее адрес пришли поздравительные телеграммы от Военного совета фронта, от А. М. Василевского и С. М. Буденного. Последний, в частности, писал: «Блестящие действия казаков-кубанцев по разгрому немецко-фашистских войск будут вписаны золотыми буквами в историю красной кавалерии». Все эти и другие приветственные послания по распоряжению Плиева зачитывались на митингах личного состава. Во всех частях велась развернутая партийно-политическая работа, мобилизовавшая воинов на новые боевые дела. Впереди была операция по освобождению Одессы.

До нее, жемчужины Черноморья, около 200 километров степей, занятых противником, который укрепился на пересеченной местности и по берегам рек. В новой наступательной операции конно-механизированная группа Плиева находилась на одном из важнейших направлений. Бойцы, командиры, политработники готовились к предстоящим боям обстоятельно, со знанием дела, с учетом опыта, добытого в первом рейде. Большое внимание уделялось технике. Радиостанции в кавпол-ках смонтировали на бричках-тавричанках. Все, что можно: вьюки, тачанки и повозки — наполнили боеприпасами сверх всяких норм. На каждом танке помимо основной заправки и боекомплекта пристроили по две бочки горючего и масла, на моторных жалюзи — ящики со снарядами. Все машины подготовили для повышенной проходимости. Командование фронта усилило группу истребительно-противотанковой бригадой, зенитной артиллерийской дивизией, двумя полками «катюш», другими частями.

В конце марта соединения двинулись из так называемой Александровской излучины Южного Буга на запад. Еще накануне Р. Я. Малиновский уточнил задачу: наступая на Березовку и станцию Раздельная, рассечь остатки гитлеровской 6-й армии. А далее — охватывающий удар по одесской группировке противника.

К исходу 30 марта Березовка, крупный населенный пункт, важный узел дорог, была освобождена. С глубокой горечью узнал Плиев, что в боях был сражен генерал Т. И. Танасчишин. В командование 4-м гвардейским мехкорпусом вместо него вступил начальник штаба В. И. Жданов.

Впереди — занятые несколькими дивизиями противника новые оборонительные рубежи по рекам Большой, Средний и Малый Куяльник. С боями преодолевая их, конно-механизиро-ванная группа неотвратимо приближалась к первой цели рейда — станции Раздельная, забитой воинскими эшелонами. В ночь на 4 апреля она была одновременно атакована с севера, востока и запада. В эту решительную атаку усталых, изможденных многодневным походом кавалеристов 9-й гвардейской дивизии повел сам Плиев.

В соединении знали: если командир возглавляет атаку (таковы исконные казачьи традиции) — значит, назад возврата нет. И вот в низком ночном небе вспыхнули красные огни сигнальных ракет. Воздух взорвали залпы артиллерийского и минометного огня, послышалось грозное урчание «катюш». Раздалось дружное «ура». Всадники, обнажив клинки, устремились вслед за командующим группой. Рядом, ведя огонь, двигались танки. Поспешали и мотострелки. К полудню Раздельная оказалась окончательно очищенной от противника. Были взяты крупные трофеи: десятки паровозов, тысячи вагонов, эшелоны с танками, орудиями, боеприпасами, горючим. Захват Раздельной сделал невозможным отход противнику по железной дороге в Румынию.

А рейд продолжался. Снова, как и в Березнеговато-Сниги-ревской операции, Плиев круто повернул на юг, охватывая одесскую группировку гитлеровцев с запада. Тем временем к Одессе приближались другие соединения 3-го Украинского фронта. Ведя свои войска вдоль Днестра, Исса Александрович спешил: надо побыстрее овладеть Беляевкой и Маяками — населенными пунктами, где находятся снабжающие город водой водонапорные сооружения, не то фашисты могут взорвать водокачки. Казаки и танкисты успели занять эти важные пункты.

Тут, в горячке непрерывных атак, Исса Александрович получил телеграмму от представителя Ставки А. М. Василевского. «По-прежнему обязан благодарить вас и ваши войска за победу,— писал маршал.— Ваша дальнейшая задача: внезапной атакой с тыла овладеть Одессой, после чего группа будет выведена в резерв для пополнения и заслуженного отдыха. Возбуждаю ходатайство перед правительством о присвоении вам звания Героя Советского Союза. Уверен, что вы это в дальнейшем безусловно оправдаете. Желаю вашим войскам и вам лично дальнейших успехов на благо нашей социалистической Родины».

Итак, новая ответственная задача — штурм Одессы с запада. Удар этот должен слиться с ударами других соединений фронта. Еще двое суток шли ожесточенные бои на западных подступах к городу. И вот последняя атака. Плиев решил направить войска под развернутыми гвардейскими знаменами с изображением В. И. Ленина. Дивизии, перестроившись в ходе боя в один эшелон, выдвинув в боевые порядки танки, самоходные установки, пушки и пулеметные тачанки, рванулись вперед. Удар неотразимой силы! В считанные часы была занята вся юго-западная часть города. А с севера в него ворвались другие соединения фронта. Героическая Одесса, свыше 900 суток находившаяся под пятой врага, освобождена!

Выкроив часок-другой, Исса Александрович проехал по улицам города, еще продолжавшим дышать только что закончившимся боем. Всюду толпы горожан, радостно встречавших советских бойцов, группы партизан и подпольщиков, вышедших из катакомб. Автору этих строк, прилетевшему в Одессу по журналистской командировке в день ее освобождения — Ю апреля 1944 года, запомнилась встреча с Иссой Александровичем Плиевым возле знаменитой одесской лестницы. Внизу Догорали пакгаузы порта, в море, на горизонте, маячили дымы фашистских транспортов, подвергавшихся ударам с воздуха наших штурмовиков и бомбардировщиков.

Генерала Плиева, человека подтянутого, стройного, смуглое, выразительное лицо которого как бы подчеркивала щетинка коротких усов, со всех сторон обступили одесситы. Десятки взволнованных рассказов о пережитом. Люди с нескрываемым интересом рассматривали ордена и медали, золотившиеся на кителе генерала, живо расспрашивали его о Советской Армии, о Москве. Исса Александрович был весел, общителен, старался кратко и точно отвечать на вопросы.

Впоследствии, командуя конно-механизированными группами, Плиев участвовал в операции «Багратион», в боях за освобождение Румынии, Венгрии, Чехословакии. Боевой опыт, накопленный в первых сражениях на юге Украины, был широко использован и другими подобными группами войск, создаваемыми на ряде фронтов. Являясь мощным средством в руках фронтового командования, конно-механизированные группы успешно решали сложные задачи оперативно-стратегического масштаба.

Ровно через три месяца после того как в Москве прогремели залпы салюта победы, генерал Плиев вновь в гуще сражения. Теперь он на Дальнем Востоке, где советские войска, верные союзническому долгу, приступили к разгрому Квантунской армии японских милитаристов. Воинская судьба опять свела здесь Иссу Александровича с полководцами, под руководством которых зачинались действия крупных мотомеханизированных групп: Маршалами Советского Союза А. М. Василевским, главкомом наших Вооруженных Сил на Дальнем Востоке, и Р. Я. Малиновским, теперь командовавшим Забайкальским фронтом. Они, еще до начала быстротечной военной кампании приехав в Улан-Батор, представили маршалу X. Чойбалсану, главнокомандующему монгольской Народно-революционной армией, генерала Плиева, возглавлявшего конно-механизирован-ную группу советско-монгольских войск. Монгольские военные хорошо знали Иссу Александровича. Он, как и некоторые другие советские командиры, был преподавателем тактики, воинского мастерства и в кузнице армейских кадров Монгольской Народной Республики — училище имени Сухэ Батора.

В группу войск, которой ему теперь было поручено руководить, входили кавалерийские, танковые, мотострелковые соединения и ряд частей усиления. Она действовала в широкой полосе на правом крыле Забайкальского фронта, нанося главный удар на Долоннор и Жэхэ, а частью сил — на Калганском направлении. Глубина рейда 700—900 километров. Задача сложная, требовавшая от всех бойцов, командиров и политработников исключительной настойчивости, выносливости, инициативы, находчивости.

Советские и монгольские конники, танкисты и мотострелки, поддерживаемые воинами частей усиления, стремительным наступлением отрезали пути сообщения японских войск между Маньчжурией и северными провинциями Китая. Для противника этот удар, нанесенный со стороны пустыни Чахар, оказался совершенно неожиданным, спутал все планы японского командования, не дав ему возможности организовать здесь сколько-нибудь надежную оборону. Преодолевая безводные пески и солончаки, стойко борясь с непогодой, ломая сопротивление противника, части конно-механизированной группы дерзко шли вперед. Плиев, следуя давней привычке, все время находился в боевых порядках, на острие удара, в авангардных подразделениях. Когда помощники предупреждали его об опасности, Исса Александрович был неумолим. Он знал: времени терять нельзя; раз командующий находится впереди наступающих главных сил, войска в новом труднейшем броске совершат невозможное.

Позади Чжанбэй, Долоннор и другие опорные пункты врага. Впереди Жэхэ. В этот город, раскинувшийся в котловине гор, Плиев ворвался с небольшим авангардным подразделением.
— Немедленно сложить оружие!—решительно потребовал он от японского полковника, начальника пятитысячного гарнизона.

Тот, стараясь выиграть время, юлил, изворачивался, говорил, что ему надо снестись со своим начальством. Но Плиев понимал: малейшая уступка, неверный жест могли окончиться гибелью нашего авангарда, ведь основные части войск были еще далеко от города.

— Два часа на размышление, на отдачу распоряжений о капитуляции,— властно произнес он.— По истечении этого срока наши дивизии начнут штурм...

Капитуляция многотысячного японского гарнизона началась немедленно. А вскоре к Жэхэ подошли наши кавалерийские и танковые полки. Успешно развивались действия конно-механизированной группы и на другом, Калганском, направлении. Там пришлось штурмовать сильные оборонительные укрепления, громить части Квантунской армии.

Все десять суток беспримерного рейда Исса Александрович был воплощением того воодушевления, воли и энергии, изобретательной находчивости и точного расчета, которые придавали войскам группы характерную боевую поступь. Он подавлял врага стремительным маневром, сильным ударом, ошеломляющим натиском. Конно-механизированная группа приумножила громкую славу казаков, танкистов и пехотинцев, наносивших неотразимые удары на полях сражений с гитлеровцами, внесла солидный вклад в общие усилия Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов, которые совместно с Тихоокеанским флотом и нашими воздушными армиями в сжатые сроки разгромили Квантунскую армию и тем победно завершили вторую мировую войну.

2 сентября 1945 года в Токийской бухте, на борту американского линкора «Миссури», японцы подписали акт о безоговорочной капитуляции. А через неделю указом Президиума Верховного Совета СССР Исса Александрович Плиев был награжден второй медалью «Золотая Звезда».

А. М. Василевский в своей книге «Дело всей жизни», рассказывая о Плиеве, справедливо назвал его одним из наших самых умелых кавалеристов, вершиной деятельности которого стало руководство конно-механизированной группой в войне с империалистической Японией. А за десятки лет послевоенной поры талантливым военачальником были взяты новые вершины на пути дальнейшего совершенствования наших Вооруженных Сил, доблестной службе в которых, патриотическому воспитанию советской молодежи он отдал более полувека своей богатейшей жизни коммуниста, воина, верного сына социалистической Отчизны.

Н. Денисов

Институт истории ссср
Академии наук ссср
институт военной истории министерства обороны ссср
институт истории партии МГК и МК КПСС — филиал института марксизма-ленинизма
при ЦК КПСС

Редакционная коллегия: А.М. СИНИЦЫН (ответственный редактор) А.И. БАБИН, К.И. БУКОВ, Н.Н. ДЕНИСОВ,
A.А. ЕПИШЕВ, П.А. ЖИЛИН,
Ф.Н. ИЛЛАРИОНОВ,
B.Ф. ПРОМЫСЛОВ,
A.М. САМСОНОВ,
B.П. ШЕРСТОБИТОВ

© Издательство «Московский рабочий», 1983.

 



НАВЕРХ


Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!




Интересное

Анна Герман (фотографии)


ЭКСПО 70 - Осака


Новое на сайте

24.09. открывая советское кино - Кочующий фронт, фильм 1971 г. - статья Риты Шевченко

20.09. новости - Софи Лорен. Истинное воплощение харизматичности и чувственности

19.09. открывая советское кино - Человек, которого я люблю, фильм 1966 г. - статья Риты Шевченко

17.09. новости - Владимир Басов. Самый необыкновенный режиссер

16.09. открывая советское кино - Урок жизни, фильм 1955 г. - статья Риты Шевченко

12.09. новости - Неподражаемая Татьяна Доронина

11.09. открывая советское кино - Улица без конца, фильм 1972 г. - статья Риты Шевченко

10.09. открывая советское кино - Солдатка, фильм 1959 г. - статья Риты Шевченко, новости - Звезда советского кино Надежда Румянцева

09.09. пластинки - АЛЛА ПУГАЧЕВА. Песни с пластинки «Зеркало души» и АЛЛА ПУГАЧЕВА. «Арлекино» и другие…

07.09. открывая советское кино - Середина жизни, фильм 1976 г. - статья Риты Шевченко

06.09. пластинки - ВИА "ЦВЕТЫ"

05.09. новости - Ушел из жизни голос целой эпохи - Иосиф Кобзон

 


 

© Sovetika.ru 2004 - 2018. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки.