Поиск по сайту


+16
Издание предназначено для лиц старше 16-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


Joan Blondell - открытки


советские женщины - Минавар АЧИЛОВА




СОВЕТСКИЕ ЖУРНАЛЫ, Авиация и космонавтика (журнал №5 за 1968 г.), Не вызывая отрицательных эмоций (Гурвич Г., Фенин М.)

Не вызывая отрицательных эмоций (Гурвич Г., Фенин М.)

 

«Авиация и космонавтика (журнал №5 за 1968 г.)

Улучшение боевых свойств современных самолетов, сложность радиотехнических устройств, используемых для управления и боевого применения, а также значительно возросший удельный вес приборного пилотирования — все эти и другие факторы вызывают необходимость такого объема информации, адресуемой летчику, что она в ряде случаев начинает выходить за рамки возможностей полной, своевременной переработки. Дефицит времени в скоростном полете особенно ощутимо сказывается в быстро меняющейся обстановке.

С физиологической точки зрения информация представляет собой поток экстрараздражителей, требующих для своей реализации сложных реакции со стороны высших отделов центральной нервной системы. Среди многочисленных раздражителей, поступающих к летчику в реальном полете, одно из ведущих мест принадлежит слову, или точнее, словесному радиосигналу, направляемому к нему от руководителя полетов, штурмана командного пункта, инструктора и т. д.

Слово не безразлично для функционального состояния организма человека. Еще с давних времен известно, что оно в зависимости от смыслового значения, интонации, условий произношения и произносящего лица может вызывать различные физиологические, психологические и моторные реакции у воспринимающего его человека.

Центральное место в словесной информации, поступающей на борт самолета, занимает руководитель полетов, активно влияющий на деятельность летчика в воздухе. Чувствуя в его лице, с одной стороны, командира, высококвалифицированного специалиста летного дела, с другой — опытного педагога, призванного помогать в сложной обстановке и учить, летчик остро ощущает слово руководителя полетов и беспрекословно выполняет его команды, Иначе и быть не может. Это один из основных летных законов.

Однако слово (команда, указание, запрос и т.д.) даст эффект только в том случае, если оно вызывает у летчика положительные эмоциональные реакции и целенаправленные соразмерные моторные действия, соответствующие создавшейся в данный момент воздушной обстановке. В противном случае оно может приводить к усложнению этой обстановки и больше того — к возникновению угрозы безопасности полета.

В этом плане мы считаем не лишним остановиться на недопустимости радиообмена (со стороны руководителя полетов, дежурного штурмана командного пункта, летчика-инструктора, сменного руководителя посадки и других лиц) в такой форме, которая в некоторых случаях наносит вред в обучении летному делу, а порой является причиной летных происшествий и предпосылок к ним. Вот, в общем-то обычный пример. При заходе на посадку летчик Л. неточно выполнил расчет. Как же поступил руководитель полетов? Вместо того чтобы четко и спокойно подсказать авиатору, что надо сделать для исправления допущенной ошибки, он грубым окриком вывел его из состояния психического равновесия, вследствие чего в действиях обучаемого появилась напряженность и растерянность. Летчик стал проявлять поспешность и еще более усугубил свой промах. А вслед за этим со стартового командного пункта последовали беспрерывные подсказки: «Подтяни!», «Убери газ!», «Не тяни!» и т. д. Такая «помощь» привела к тому, что летчик не смог правильно оценить создавшуюся ситуацию и вовремя реагировать на отклонение машины. Неумело подаваемые команды по радио дезорганизовали его внимание. Самолет приземлился с большим левым креном и выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы.

Вполне очевидно, что в случившемся в немалой степени повинен и руководитель полетов. Он вряд ли имел ясное и четкое представление о психофизиологическом состоянии, в котором находится летчик в полете, особенно при выполнении столь ответственного элемента, как посадка, где требуются и высокое напряжение профессиональной активности и большое внимание. А разве допустимы, скажем, поспешные негативные выводы о летных способностях недостаточно опытного авиатора? Нет, конечно. Они лишь дезориентируют летчика, снижают его психологическую направленность и интерес к летной работе, а в сложных условиях полета вызывают излишнюю нервозность, напряженность и психогенное утомление. Уместно здесь привести такой пример.

Прибывший в часть молодой летчик К. был допущен к летной работе. И вот после одного из первых контрольных полетов проверяющий сказал ему: «Вам, молодой человек, лучше было бы трактор водить, чем летать…» Каких-либо конкретных замечаний и указаний он не дал, повернулся и заспешил от самолета, а летчик остался стоять удрученный. В последующих контрольных полетах, подмечая тот или иной промах авиатора, инструктор бросал недовольно: «Что делаете, разве так надо пилотировать машину?»

Такая «методика», что и говорить, не давала заметных результатов.

Офицера отстранили от летной работы и направили на госпитальное обследование как непригодного к службе в авиации по своим индивидуально-психологическим качествам. Однако врачебно-летная экспертиза признала его годным к летной работе без ограничений. Летчик убыл к новому месту службы. И что же? Там за сравнительно короткий срок он приобрел классификацию военного летчика третьего класса, затем успешно переучился на сверхзвуковой истребитель.

О чем говорит этот пример? О том, что офицеры, которые в дальнейшем обучали молодого авиатора, разобрались как следует в причинах его неудач, сумели вселить в него веру в свои силы. Да и офицер К. в откровенной беседе признал, что нетактичность прежнего инструктора вызывала у него неуверенность в себе, сомнение в возможности стать хорошим летчиком, чувство скованности и напряженности в полетах. «Даже будучи хорошо подготовленным к полету, — сказал он, — я подходил к самолету с мыслью о том, что, как бы ни старался все в воздухе сделать лучше, меня все равно будут отчитывать».

Да, из-за неодобрительной реплики, обидного слова летчик потерял уверенность в своих летных возможностях и психологическую направленность на полеты. Он садился в самолет уже с отрицательным эмоциональным фоном, который, естественно, не способствовал успешному выполнению задания. К тому же в воздухе этот фон усиливался необдуманными замечаниями инструктора.

Подобные факты неправильного индивидуального подхода к отдельным летчикам без учета их психологических особенностей являются серьезным тормозом в летном обучении. По той же причине бывает невозможно получить от летчика откровенный и правдивый доклад о его самочувствии в полетах, степени усвоения летной программы, допускаемых в воздухе ошибках. Поэтому нельзя считать нормальным, когда на предполетных указаниях или непосредственно перед вылетом летчика отчитывают в резкой, а порой в грубой форме за какие-то упущения, тем самым нарушая его психологическую уравновешенность, а следовательно, и необходимую работоспособность. Нет, речь здесь не о властном командирском тоне, который активизирует действия подчиненного, побуждает его быть более внимательным, собранным и точным при выполнении своих функциональных обязанностей. Недопустимы окрик, разнос.

Следует учитывать также, что действия летчика в воздухе могут осложняться неграмотной радиоинформацией, поступающей на борт самолета. Например, в одном из вылетов ночью на перехват цели у летчика У. появилась иллюзия кренения самолета. Он с трудом был выведен на свой аэродром и произвел посадку при ограниченном остатке топлива. Беседа с летчиком и прослушивание магнитофонной записи радиообмена показали, что данная предпосылка произошла в результате нечетких, порой противоречивых команд штурмана наведения. К тому же они не отличались командирской точностью и соответствующей дикцией. На планшете линия полета перехватчика представляла собой замысловатую кривую с многими доворотами, разворотами и отворотами, которые летчику приходилось выполнять с кренами, порой превышающими допустимые. Все это и явилось причиной опасного осложнения полета.

Разумеется, эффективность команд, адресуемых летчику, определяется не только тоном и содержанием, но и количеством их во времени. В подтверждение можно было сослаться на ряд примеров, когда даже опытные авиаторы, оказываясь в сложной обстановке радиообмена, затрудняются своевременно отвечать на радиозапросы и команды, поскольку занятость пилотированием самолета в условиях дефицита времени лишает их такой возможности.

Овладевая боевым мастерством, летчик, естественно, сталкивается с трудностями и неудачами, которые сами по себе вызывают те или иные огорчения и переживания. Важно не усугубить их неосторожным словом, а вовремя заметить ошибку и затруднение, подсказать, если нужно, человеку правильное решение, ободрить в трудную минуту, вселить в него уверенность в достижении цели.

Сознание летчика должно быть безраздельно подчинено полетам и вносить в него отрицательные эмоциональные реакции — недопустимо. Это отнюдь не способствует успеху летного обучения и безопасности полетов. Отрицательные эмоции вызывают изменение в характере действий летчика. Даже в условиях «полета» на пилотажном тренажере в подобных случаях отмечается снижение точности координации движений, нечеткое выполнение необходимых действий, рассеянность внимания и т. д. Нет нужды доказывать, что в реальном полете, особенно в сложных метеоусловиях, такие явления могут привести к нежелательным последствиям, поэтому их правомерно квалифицировать как потенциальные, невидимые причины летных происшествий (А. Бабийчук. А. Пиковский, 1966 г.).

Наоборот, ободряющее напутствие летчику перед вылетом снимает отрицательные предстартовые психофизиологические реакции, мобилизует на качественное выполнение полетного задания. Аналогично и во время полета. Можно привести множество примеров, когда обдуманные, спокойные команды, подаваемые руководителем полетов, помогают летчику найти правильное решение, вдохновляют его, мобилизуют его возможности, самообладание и волевые качества на решение сложных задач. Так, например, впервые вылетевший самостоятельно на сверхзвуковом самолете летчик Г. оказался в сложной обстановке. При заходе на посадку внезапно поднялась пыльная буря. Визуальная видимость резко ухудшилась.

Следовать на запасной аэродром? Но и там погода была не лучше. Оставалось одно — приземлять машину на своей базе.

Но радио летчика своевременно информировали об изменении метеорологической обстановки в районе аэродрома. Командир хорошо знал офицера, верил в него. И когда на глиссаде снижения летчик начал было уклоняться в сторону, руководитель полетов, спокойно и четко подававший команды, помог ему справиться с задачей и благополучно совершить посадку.

Полеты — это школа, где есть ученики и учителя, воспитатели воздушных бойцов. Следовательно, летное обучение представляет собой педагогический процесс, который и должен строиться в соответствии с принципами педагогики. И ведущая роль здесь по праву принадлежит принципу индивидуального подхода. А это означает, что каждый авиационный командир призван не только учить летчика, но и учиться сам — постоянно совершенствовать свои знания, опыт и методы в области педагогики и психологии летного обучения и воспитания.

Только при этом условии можно активно формировать высокие морально-боевые качества у крылатых воинов, повышать их летное и боевое мастерство. От педагогической зрелости командира-воспитателя в решающей степени зависит и успех выполнения главных задач боевой подготовки авиации — дальнейшее укрепление боеготовности каждого подразделения и части в целом и безаварийность летной работы.

Полковник медицинской службы Гурвич Г., доктор медицинских наук,

Майор медицинской службы Фенин М.

«Авиация и космонавтика (журнал №5 за 1968 г.)

 



НАВЕРХ

Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!



Советские журналы


Интересное

Вильнюс на открытках 1969-го года


Роман Кармен - Дыхание Мадрида - очерки об Испании 1936-1937 годах


Новое на сайте

19.05. новости - Валентина Ананьина - более 200 ролей в кино

16.05. новости - Ушел из жизни советский певец Ренат Ибрагимов

10.05. новости - 9 мая - Великий День Победы

30.04. Земля первых. Маршрутами пятилетки (из журнала "Кругозор"). 1972-й год.

28.04. гостиная - Была Екатерина – стала Рина. Как небольшая опечатка послужила рождению яркого псевдонима

25.04. новости - Борис Андреев - любимый «БэФэ» советского кино

22.04. новости - Притягательная сила игры Михаила Козакова

20.04. новости - Николай Симонов. Живописное наследие художника

14.04. наука и космос - БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ КУРЧАТОВ

07.04. новости - Андрей Юрьевич Толубеев. Актерская стезя, предрешенная самой судьбой

 


 

© Sovetika.ru 2004 - 2022. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки, фотографии, открытки.

Flag Counter

Top.Mail.Ru