Поиск по сайту


+16
Издание предназначено для лиц старше 16-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


РОДНОЕ СЛОВО - 2 Учебник по чтению для учащихся 2-го класса четырёхлетней школы (1987 г.)


Коллекия моделей ГУМА 1966 года




Великобритания, Чем занимается Лорд-канцлер (статья 1970 г.)

Чем занимается Лорд-канцлер

 

По сохранившимся свидетельствам первым лордом-канцлером был Аугмун-дус, назначенный на эту должность в 605 г. королем Этельбертом. Теперь лорда-канцлера назначает правительство, приходящее к власти, и он является по должности членом кабинета министров. Он не только возглавляет всю систему судопроизводства, он тоже председательствует в Палате лордов. В своей речи, произнесенной в 1968 г. в старинном Холд-суортском клубе юридического факультета Бирмингемского университета, рассказал об этом лорд Гардинер, занимающий ныне этот пост. Помещаем отрывок из этой речи. В одном из следующих номеров мы расскажем о системе английского законодательства и судопроизводства. А пока, для того, чтобы было легче разобраться в деталях этой статьи, помещаем в конце этой статьи пояснительный словарь специальных терминов.

Сейчас лорд-канцлер — это существо, фактически состоящее из трех. По утрам я в основном политик. Утром во вторник и четверг проходят заседания кабинета министров, которые обычно продолжаются до часу дня. В остальные дни я посещаю утром заседания комиссий кабинета министров и комиссий разных министерств. В остальном утро уходит на то, чтобы выкроить время — надо что-то продиктовать, повидаться с людьми, в том числе и с моим персоналом.

В 2 часа я начинаю облачаться в короткие, до колен, брюки, пару черных хлопчатобумажных носок и пару черных шелковых. В 2 ч. 15 минут появляется парламентский клерк, чтобы ознакомиться с распорядком на сегодняшний день. В 2 ч. 27 1/2 минут я покидаю свою комнату, направляясь в Палату лордов, к своему мешку с шерстью.* Впереди меня несут жезл и большую печать — позади шествует паж, несущий мой шлейф. И тут я застреваю довольно надолго, — пока не кончится заседание Палаты. Но, согласно расписанию, добрый заместитель председателя готов заменить меня, если мне нужно удалиться на вечернее заседание комиссии кабинета министров или встретиться с главным судьей, генеральным прокурором или кем-то из моих коллег. Но вообще мое место во время заседаний Палаты — мешок с шерстью.

Когда я впервые появился четыре года назад в Палате, как заднеска-меечник, мы заседали только по вторникам, средам и четвергам, обычно заканчивая к 6-7 часам; но расширение законодательной деятельности при нынешнем правительстве привело к тому, что мы к тому же заседаем почти каждый понедельник и иногда в пятницу, а теперь заседания заканчиваются все позже и позже. В последнее время они порой затягивались до 10-11 часов вечера, а раз — даже до 10 утра. Для меня это представляет немаловажное значение, поскольку моя работа в известном смысле лишь начинается по окончании работы Палаты. Трудно объяснить, что за бумаги ожидают меня каждый вечер, по окончании заседания, в двух, трех или даже четырех специальных ящиках. В результате я отправляюсь спать примерно между часом и тремя ночи, и обычно снова появляюсь в своем кабинете в 9 ч. 15 минут.

Правильнее всего было бы сказать, что эта масса бумаг наполовину касается вопросов государственного управления, наполовину — вопросов судопроизводства. Первая половина состоит из документов, которые завтра или в ближайшем будущем будут рассматриваться кабинетом министров или комиссиями кабинета. Полагаю, это неизбежно, что члены кабинета ныне завалены бумагами. Если они касаются экономики, они могут быть одновременно длинными и сложными. К ним добавляются телеграммы, на протяжении дня непрерывным потоком поступающие в Министерство иностранных дел, потому что согласно нашей доктрине общей ответственности кабинета за принятые решения, я отвечаю за решение вопросов внешней политики наравне с другими членами кабинета.

Вторая половина бумаг относится непосредственно к моему ведомству. Лорд-канцлер отвечает за отправление правосудия по всей стране. Он непосредственно отвечает за деятельность Центрального гражданского и апелляционного суда на Стрэнде, в Лондоне, и всех судов графств в каждом из соответствующих округов. По вполне понятным причинам ему часто приходится беседовать с лордом-главным судьей, хранителем свитков и председателем отделения Высокого суда по делам о наследствах, разводах и морским делам и, конечно, с генеральным прокурором, его «вторым я» в Палате общин.

Что касается назначений на должности, то тут лорд-канцлер обладает поистине чудовищным влиянием, поскольку он дает рекомендации о назначении всех судей в состав Высокого суда и всех судов графств, всех судей-магистратов в Лондоне, всех председателей четвертных сессионных судов и их заместителей, всех главных городских судей по уголовным делам и всех королевских адвокатов, а также назначает всех протоколистов во всех судах графств и около 15.000 мировых судей. Для выполнения последней из перечисленных задач в помощь ему по всей стране создано около 190 совещательных комиссий, членов которых назначает он сам. Кроме того, он производит назначение около 500 священников на соответствующие должности.

Помимо того, он ежедневно составляет список дел, которые должны слушаться в Палате лордов и Тайном совете, указывая, какие дела подлежат рассмотрению и кто должен их разбирать.

Он также непосредственно отвечает за деятельность целого ряда органов, не связанных прямо с Парламентом и Центральным судом. Специальное ведомство по судам графств помогает ему в управлении этими судами. Лорд-канцлер несет ответственность за деятельность государственного попечителя, заведующего всеми денежными фондами, с которыми приходится иметь дело суду, а также и за управление имуществом частных лиц в размере сотен миллионов фунтов. Он отвечает за деятельность земельной регистратуры, государственного архива, опекунского суда, земельного, по делам пенсий и других и, кроме того, является министром, возглавляющим Совет по делам судебных и арбитражных учреждений вне обычной системы судопроизводства. Сейчас у нас насчитывается свыше тысячи таких учреждений, в заседаниях которых принимает участие 700 юристов и 17.000 членов, не-юристов по профессии. Ему подчиняются отдел военного судо-
производства и официальный консультант-юрист, наблюдающий за процедурой в Верховном суде. Он также обязан поддерживать хорошие отношения между органами английского правосудия и судьями стран Содружества Наций и иных государств.

Во всем этом есть свои сложности. В настоящее время осуществляется программа расширения земельной регистратуры с тем, чтобы как можно скорее произвести в расширенных масштабах обязательную регистрацию прав на все застроенные участки страны. Сократив сроки хранения в государственном архиве официальных документов, не подлежащих выдаче, с 50 до 30 лет, я столкнулся с проблемой размещения приезжающих для ознакомления с ними студентов и других лиц. Я согласовываю с официальным консультантом по процедуре возможность освобождения из тюремного заключения тех, кто попал туда за оскорбление суда.

Кроме того, небольшой штат, которым располагает лорд-канцлер, должен справляться с обширной корреспонденцией, поступающей от членов Парламента и населения. Когда люди чем-нибудь недовольны, они естественно обращаются за помощью к членам Палаты общин. Если их жалобы касаются правосудия, они направляют их своему представителю в Парламенте, который затем сообщает мне об этом; либо обращаются непосредственно ко мне. Я даже думаю порой, что любой из проигравших иск, который, по его мнению, он должен был выиграть, неизменно пишет своему члену Парламента или прямо мне. То же, как мне кажется, относится и к тем, кому отказано в государственной помощи на судебные расходы. Парламент не дает мне права пересмотра решений комиссии по выдаче государственной помощи, но в таких случаях я всегда разбираю дело и иногда при подобном разбирательстве выявляются определенные административные упущения.

Поскольку я состою членом комиссии Палаты лордов по вопросам привилегий, я провожу рассмотрение притязаний на титул лорда, а это требует немало дополнительной работы. В моем ведении находится предоставление государственной помощи на судебные расходы в гражданских делах. Не могу я и оставаться совершенно равнодушным к вопросам юридического образования. Я недавно создал комиссию для изучения всей этой проблемы. Я должен следить за установлением правил работы Верховного суда и судов графств, а теперь еще и правил по бракоразводным делам. Я поддерживаю тесные отношения с Советом коллегии адвокатов и Юридическим обществом и по должности являюсь одним из заместителей председателя попечительского совета Вестминстерской больницы, инспектором часовни св. Георгия в Виндзоре, одним из членов комиссии по управлению церковным имуществом и инспектором колледжей Оксфорда и Кембриджа.

Внутри Палаты лордов

Внутри Палаты лордов

 

В свое время существовал закон, предоставлявший каждому умалишенному право писать лорду-канцлеру, и большинство из них так и поступало. Я до сих пор получаю обширную корреспонденцию из психиатрических лечебниц.

Вдобавок ко всему я никогда не знаю, что мне предстоит в ближайшее время. Премьер-министры часто советуются с лордом-канцлером по вопросам государственной безопасности. Премьер-министры также склонны обращаться к лорду-канцлеру, когда необходимо найти человека на должность председателя какой-нибудь особо важной комиссии.

Пока я ничего не сказал о реформе законодательства. Уделить реформе законодательства необходимое на то время было бы для меня, конечно, совершенно невозможно, не прими я мер предосторожности в первом же предложенном мною билле о создании Комиссии по законодательству, — самостоятельного правомочного органа, члены которого имеют соответствующую юридическую подготовку и деятельность которого целиком посвящена длительному и систематическому пересмотру нашего законодательства.

Однако, это значит (а со временем это и еще усилится), что лорд-канцлер и его помощники вынуждены уделять все больше времени тому, чтобы ознакомить моих коллег с предложениями комиссии по законодательству и заручиться их одобрением. Далее, мои подчиненные должны направить рекомендации экспертам, занимающимся разработкой законопроекта, затем, когда он будет готов, передать билль на рассмотрение другой комиссии кабинета министров, после чего я сам буду проводить его через Палату лордов в следующем порядке: первое чтение, второе чтение, рассмотрение в комитете, отчет комитета и третье чтение.

Вдобавок ко всему, так как я чуть ли не единственный юрист, который заседает на министерской скамье Палаты лордов и один из двух членов кабинета министров в Палате лордов, ко мне постоянно обращаются за помощью при прохождении через Палату и других биллей, в особенности касающихся более сложных или спорных вопросов.

Если вы спросите меня, каким из своих обязанностей я придаю наибольшее значение, я без сомнения отвечу, что назначению судей. Причина тут в том, что как бы хорош ни был закон, если судьей становится человек, которому не следовало бы им быть, то все пропало. Пожалуй, мне повезло, так как я знаю адвокатуру лучше многих других лордов-канцлеров, поскольку еще до войны я четыре года был младшим членом Совета коллегии адвокатов, четыре года после войны — «шелком» (королевским адвокатом), затем был на два года избран ее председателем; и побывал во всех округах.

Но есть и еще одна сторона, значение которой неуклонно возрастает. Это — административная и организационная сторона всего нашего судопроизводства. Я все более и более прихожу к убеждению в необходимости самого глубокого изучения этого вопроса.

Любой человек может в любой день зайти в любой суд в 10 ч. 30 мин. Он увидит там судью, его секретаря, судебного пристава, адвокатов, стряпчих, а возможно также и присяжных заседателей, констеблей, инспекторов службы пробации (см. «Англия» № 23), стенографистов и переводчиков. Все это кажется столь естественным, что никто не задается вопросом, как они туда добираются, каким образом удастся судье перекусить или где он будет ночевать, или даже вопросом о том, кто следит за сохранностью здания и оплачивает все это.

По правде говоря, развитие нашей системы судопроизводства породило административно-организационную структуру, которая больше напоминает старинный особняк с многочисленными пристройками и надстройками, нежели сооружение, проект которого мог возникнуть в наши дни. В течение многих лет, подходя к делу сугубо прагматически, мы по мере надобности вносили всевозможные поправки и дополнения, дополнения и поправки. Эволюция без революции — неплохой девиз, но если у растения старые, запутанные корни, его быстрый рост в какой-то момент становится невозможным.

Представьте себе на минуту наши суды. Ни один человек не в состоянии изобрести такой странной организации. Создание магистратских судов возложено на местные комитеты по делам магистратских судов, которые, в свою очередь, зависят от местных властей. В случае возникновения разногласий между ними и местными властями, решение по этому вопросу выносится Министерством внутренних дел. Во всяком случае Министерство внутренних дел осуществляет финансовый контроль. Что касается судов графств, то они находятся в ведении лорда-канцлера и министра строительства общественных зданий и работ, а выездные сессии и четвертные сессионные суды — в ведении местных властей.

В результате создается полная неразбериха. Так, заседания судов графств должны проводиться в 380 различных местах. Однако у нас насчитывается всего лишь около 90 зданий судов, построенных специально для этой цели. В остальное время мне приходится исхитряться, чтобы найти пустующее в данный день здание магистратского суда, что сейчас случается гораздо реже, чем прежде, или же комнату какой-нибудь комиссии в городском совете или помещение в деревне, где суд мог бы разместиться. Но даже и среди 90 специально построенных зданий судов графств, большинство было построено более ста лет тому назад. Сейчас вокруг них шумно из-за сильного движения и фактически их следовало бы перестроить.

Некоторое время тому назад я написал всем министрам юстиции стран Западной Европы и наших бывших доминионов, с просьбой ответить на два вопроса, а именно: первое, — сколько судей, целиком отдающих свое время судопроизводству, приходится на миллион населения; и второе, — какую долю последнего годового бюджета составили расходы на систему судопроизводства, за исключением не относящихся к моей компетенции тюрем и полиции. Я ничуть не удивился, обнаружив по прочтении ответов, что у нас гораздо меньше таких судей, чем в любой из демократических стран Европы или даже в наших собственных бывших доминионах, и что мы выделяем на нужды системы правосудия гораздо меньшую часть бюджета, чем кто бы то ни было.

Разрешите привести еще один пример трудностей, существующих в этой области. Помимо персонала, занятого в магистратских судах и четвертных сессионных судах, в нашей системе судебного обслуживания — если ее можно назвать системой — занято примерно 7.500 клерков. Из них 5.400 работает в судах графств. Все эти клерки, занятые в судах графств, являются государственными служащими. Контроль над их назначением и деятельностью осуществляется лордом-канцлером, по ведомству которого они получают жалованье и полное содержание. Остальные разбросаны по различным канцеляриям как в Лондоне, так и в провинции, подчиняющимся Верховному суду.

Организация их работы представляется делом исключительно сложным, потому что управление и контроль над ними раздроблены и прямо или косвенно предоставлены различным вышестоящим должностным лицам: лорду-канцлеру, лорду-главному судье, хранителю свитков и председателю отделения Высокого суда по делам о наследствах, разводах и морским делам. Штаты некоторых из этих канцелярий состоят из т.н. казначейских рангов. Другие же — это клерки в ранге департаментских служащих, которые вовсе не являются государственными служащими, но приравниваются к ним в отношении выхода на пенсию и пенсионного обеспечения.

Боюсь, что с точностью установить, в чьем ведении они находятся, не удастся. Имеется целый ряд небольших канцелярий, которые в значительной мере автономны. Все это создает огромные трудности в организации аппарата и вряд ли согласуется с современными представлениями об эффективном управлении. С другой стороны, штаты таких важных и выполняющих огромную работу судов, как Центральный уголовный суд и пять четвертных сессионных судов Большого Лондона, комплектуются не центральными, а местными органами власти.

Почти в течение ста лет вечно поступают жалобы на неудобства для публики, которые создаются недостатками в работе выездных и четвертных сессионных судов. Здесь я полагаюсь на Королевскую комиссию, проводящую тщательное обследование системы выездных и четвертных сессионных судов.

Обычно комиссия подобного рода, занимающаяся вопросами судопроизводства, составляется исключительно из юристов. Но хорошие судьи не обязательно хорошие администраторы. Вот почему во главе этой комиссии был поставлен лорд Бичинг, широко известный своими выдающимися административными способностями, и в ее состав вошел ряд лиц, также проявивших, в качестве руководителей крупных государственных компаний, выдающиеся организаторские способности, и один молодой председатель крупного тред-юниона (эта должность также, конечно, предполагает наличие известного организаторского таланта). Можно быть вполне уверенным, что все они позаботятся о том, чтобы удобству представителей сторон, свидетелей, присяжных и других граждан, присутствующих у нас на заседаниях суда, было уделено не меньше внимания, чем удобству юристов.

Далее, создана комиссия под председательством лорда-судьи Уинна, рассматривающая вопрос о том, как быстрее и удобнее расследовать дела о нанесении ущерба отдельным лицам, составляющие отромную долю дел, проходящих через суды по гражданским делам. Рассматривается, в частности, вопрос о том, не следует ли суду сначала выносить решение об ответственности за ущерб, а затем отдельно разбирать вопрос о размере компенсации. В то же время комиссия по законодательству рассматривает в целом вопрос об определении размеров причиненных убытков, и в частности о том, в достаточной ли мере мы используем достижения современной науки и вычислительной техники, или же мы по-прежнему слишком полагаемся на данные, полученные наспех и наугад. Комиссия под председательством судьи Пейна занималась рассмотрением вопроса о выполнении постановлений суда и наиболее быстрых способов взыскания долгов.

Все возрастает число докладов, поступающих от комиссии по законодательству, комиссии по реформе законодательства и комиссии по пересмотру уголовных законов.

Я также ожидаю отчета созданной мною комиссии по вопросам статистики гражданских дел. В настоящее время наша статистика находится в плачевном состоянии.

Мы лишь приступаем к обработке на вычислительных машинах первичных статистических данных судебных разбирательств, а также данных по всем приговорам, вынесенным всеми магистратскими судами по определенным видам уголовных преступлений.

Шествие с участием лорда-канцлера

Шествие с участием лорда-канцлера на церемонии открытия сессии Центрального гражданского и апелляционного суда. Третий справа - лорд Гардинер.

 

Но выводы на основе докладов Королевской и других комиссий, как это очевидно, потребуют огромного расширения административной деятельности. Я думаю, что должен ясно заявить, что если ко всему, чем приходится заниматься департаменту лорда-канцлера, прибавится еще и эта работа, то он не сможет с нею справиться, а если мой аппарат будет увеличен, то мне будет негде разместить сотрудников.

Я единственный министр, стоящий во главе департамента и не имеющий ни заместителя, ни парламентского секретаря. А весь мой штат, не считая машинисток и курьеров, состоит всего из 17 юристов и примерно такого же числа делопроизводителей, не имеющих юридического образования, иначе говоря, государственных служащих. Ничего удивительного, что всем им приходится работать дома по вечерам и во время уик-эндов — без оплаты сверхурочных. Никто, кроме государственных служащих, не примирился бы с этим.

Комиссия по выездным судам и комиссия под председательством лорда-судьи Уинна, о которых говорил лорд Гардинер, с тех пор опубликовали свои заключения.

* Набитая шерстью подушка, на которой сидит лорд-канцлер во время заседаний Палаты лордов. Традиция восходит к четырнадцатому веку, символизируя значение, которое приобрело тогда производство шерсти для Англии.

 

СЛОВАРЬ


Верховный суд правосудия состоит из Высокого суда и Апелляционного суда. Высокий суд включает в себя те суды, где рассматриваются — главным образом в Лондоне — самые важные гражданские дела, и разделяется на канцлерский суд, суд королевской скамьи, суд по делам о наследствах, разводах и морским делам. Апелляционный суд — это суд, где разбираются апелляции на судебные приговоры по гражданским и уголовным делам. В дальнейшем обжалование подается в Палату лордов, обладающую высшей юридической властью.

Лорд-главный судья — судья, следующий по рангу за лордом-канцлером; председатель суда королевской скамьи. Здесь разбираются, главным образом, иски, основанные на общем праве.

Генеральный прокурор — высшее юридическое должностное лицо; назначается существующим правительством; защищает интересы государства во всех процессах, где они затронуты.

Центральный суд — находится на Стрэнде в Лондоне, где проходят заседания Высокого и Апелляционного суда.

Суды графств — охватывающие всю территорию страны суды, где слушаются обычные гражданские дела.

Хранитель свитков — традиционный титул одного из судей Апелляционного суда, в обязанности которого входит также хранение некоторых официальных документов.

Магистратские суды — суды, где заслушиваются мелкие гражданские и уголовные дела. Также охватывают всю территорию страны. В самом Лондоне и других крупных городах во главе таких судов стоят судьи-магистраты, получающие жалованье профессиональные юристы; обычно заседают единолично. В остальных местах их возглавляют (обычно в составе трех человек) не получающие жалованья мировые судьи, которые должны иметь безупречную репутацию. Их обучают основам судопроизводства, и магистратские клерки (обычно стряпчие) помогают им в вопросах судебной процедуры.

Четвертные сессионные суды графства — это суды, где разбираются обычные уголовные дела; проводятся по всей стране.

Королевский адвокат — после нескольких лет успешной деятельности адвокаты могут обратиться к лорду-канцлеру с просьбой о разрешении носить это звание. Их называют также словом «шелк», поскольку они могут являться в суд в шелковых мантиях.

Опекунский суд — под непосредственным наблюдением лорда-канцлера ведет дела тех, кто не в состоянии сделать это сам, например пациентов больниц для душевнобольных.

Государственная помощь на судебные расходы — предоставляется людям с ограниченными средствами, чтобы они могли подать иск или нанять защитника, который представлял бы их во время судебного процесса.

Совет коллегии адвокатов — выборный орган коллегии адвокатов, который следит за соблюдением правил профессиональной этики.

Юридическое общество — корпорация, уполномоченная заниматься обучением и поведением стряпчих.

Суды выездных сессий — разбирают наиболее серьезные и сложные уголовные дела. Проводятся в определенных городах несколько раз в год.

Центральный уголовный суд — выездной суд Большого Лондона, заседания которого проходят в здании Олд Бейли.

 

Журнал "Англия", № 33 за 1970 г.



НАВЕРХ

Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!


Мы в соц. сетях
reddit telegram vkontakte facebook twitter odnoklassniki pinterest tumblr


На главную страницу раздела о Великобритании


Интересное

Э. Хайнрих, К. Ульрих - ВРАЖДА С ПЕРВОГО ДНЯ (Три десятилетия провокаций против ГДР)


советские новогодние открытки 1990-го года


Новое на сайте

20.09. новости - Галина Баринова - первая среди женщин-скрипачек, кто мог исполнить сразу три концерта, Художник-постановщик киностудии «Союздетфильм» Михаил Богданов

14.09. новости - Борис Химичев. Не мечтал об актерской карьере, но внес огромный вклад в мир советского кинематографа, Николай Черкасов. Артист, чье лицо запечатлено на ордене

08.09. новости - Людмила Целиковская - актриса, которую любили всем сердцем, Александр Белявский. Непревзойденный Фокс из культового фильма «Место встречи изменить нельзя»

02.09. разное - Особенности и преимущества микрокредитов

27.08. новости - Маргарита Терехова. Прекрасная Миледи советского кино

20.08. новости - Семен Фарада: инженер по образованию, актер по призванию

17.08. новости - Вера Марецкая - актриса, которая покорила сердца не только кинозрителей, но и театралов

16.08. новости - Прославленный русский шансонье Марк Бернес и его бессмертные песни

13.08. новости - Талантливая актриса Джейн Дарвелл, Режиссер культового фильма «Живые и мертвые» Александр Столпер

11.08. новости - Создатель хрономегафона Леон Эрнест Гомон, Фильму «Семнадцать мгновений весны» 48 лет

 


 

Запрос адвоката сайт.

© Sovetika.ru 2004 - 2021. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки, фотографии, открытки.

Flag Counter

Top.Mail.Ru

Австрия