Поиск по сайту


+16
Издание предназначено для лиц старше 16-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


1001 день в Рио-де-Жанейро


Ю.Цеденбал КРЫЛЬЯ АРАТОВ (Интервью 1976 г.)




Франция, О Франции и французах, У Виржиля Бареля

Сергей Зыков

У Виржиля Бареля

 

— А вот и мой маленький музей,— говорит Виржиль Барель, указывая на фотографии и портреты, развешанные на стене, скульптуры, флажки, вымпелы, вазы и другие подарки и сувениры из разных стран, расставленные на полках.

Было это весной 1972 года. Виржиль Барель — депутат от первого избирательного округа департамента Альп-Маритим.

Небольшого роста, коренастый и подвижный. Седой пушок волос на загорелой голове. Кто скажет, что ему за восемьдесят! В его маленькой квартире в Ницце тесно от книжных шкафов и стеллажей. Жаркое полуденное солнце, врываясь в открытые окна кабинета, играет на цветных корешках толстых томов, освещает картины Леже, Пикассо и Шагала с дарственными надписями хозяину дома.

На фотографиях мы видим Виржиля Бареля с Морисом Торезом, Марселем Кашеном и Бенуа Фрашоном на митинге времен Народного фронта, на трибуне съездов, с иностранными гостями, посетившими Ниццу. А вот он вместе с членами делегации Верховного Совета СССР у памятника А. И. Герцену на городском кладбище.

— У меня немало сувениров из вашей страны,— продолжает мой собеседник.— Самый, однако, ценный из них — эта книжечка.— Виржиль Барель бережно вынимает из плотного конверта небольшую, пожелтевшую от времени брошюру.— Я написал ее после возвращения из первой поездки в Советский Союз, в 1928 году! Это единственный сохранившийся экземпляр. С ним, кстати, связана целая история.

Вскоре после второй мировой войны, рассказывает Барель, ему прислал эту книжку Жак Дени, работавший тогда в молодежном журнале «Авангард». «Я нашел у букиниста эту маленькую брошюру, написанную тобой,— писал он,— и подумал, что после того как флики (полицейские.— С. 3.) обчистили тебя, ты ее не имеешь».

Жак Дени был прав. Когда Бареля в 1939 году арестовали и вместе с другими депутатами-коммунистами сослали на каторгу в Алжир, полиция разграбила его квартиру и уничтожила архивы.

На обложке изображен оратор, выступающий перед аудиторией. А на втором плане — два капиталиста в цилиндрах, орущие: «В Москву! В Москву!»

— «В Москву! В Москву!» — кричали всегда наши противники, когда на публичных митингах и собраниях мы рассказывали о молодой Стране Советов,— поясняет Виржиль Барель.— Вот я и решил принять вызов. Они орали: «в Москву»? Я и поехал в Советский Союз, чтобы своими глазами увидеть первое государство рабочих и крестьян. Так я и назвал свою брошюру о поездке.

Задумавшись, Барель разглядывает отлично сохранившиеся фотографии. Потом говорит:

— Конечно, я ехал с чувством симпатии к Советской стране. Но писал только правду. Поездка сыграла в моей жизни огромную роль. Она утвердила мою веру в справедливость нашей борьбы. Я навсегда стал самым искренним другом вашей страны...

Уступив моей настойчивой просьбе, Барель доверил мне на несколько дней драгоценную книжку. Предварительно взял с меня клятву, что я обязательно принесу ее ему на следующей неделе в Бурбонский дворец. И нужно ли говорить, с каким интересом и волнением я прочитал ее.

Предисловие к ней написал Анри Барбюс. Оно начинается так: «Вот еще один вернувшийся из СССР человек, который поехал туда любопытным, а возвратился другом». Далее Барбюс отмечает: «Его книга — не речь адвоката, расцвеченная эффектными «декоративными» фразами. Она по-настоящему, без прикрас, показывает факты, события...»

Виржиль Барель был тогда учителем начальной школы в Ментоне, на границе с Италией. Сын кустаря-шорника из деревушки Дра, близ Ниццы, он благодаря своим способностям сумел получить образование. Выдержав конкурс, поступил в училище, готовившее преподавателей, блестяще окончил его. Еще до первой мировой войны Барель сблизился с социалистами, активно боролся за создание профсоюза учителей. Мобилизованный в армию в 1914 году, Барель рабро сражается в рядах альпийских стреляв. Трижды раненный, награжденный орденом Почетного легиона и другими отличиями, молодой лейтенант намеревается вступить в социалистическую партию. Друзья уговаривают его подождать: ведь ему не миновать военного трибунала. Сразу после войны Барель участвует в съезде нелегального в те времена профсоюза учителей, за что командование подвергает его домашнему аресту. После демобилизации вступает в социалистическую партию, борется за ее присоединение к III Интернационалу. Он член компартии с момента ее рождения на историческом съезде в Туре в декабре 1920 года.

Россия давно привлекала его внимание.

— Об Октябрьской революции,— говорит он,— я узнал, будучи в армии. Мы почти не получали информации о событиях в вашей стране. А та, что доходила до нас, была фальсифицирована. Лишь постепенно у меня создалось представление о Советской России. Начал читать произведения Ленина. Так, не сразу, я приходил к четкому пониманию происходившего там в те годы.

Однажды Барелю представилась возможность осуществить заветную мечту: увидеть собственными глазами жизнь советских людей. С небольшой группой товарищей он отправился в СССР. Там Барель стремился побольше увидеть, узнать, запомнить. До поздней ночи записывал в дневник свои впечатления. Вернувшись, пишет статью за статьей для журнала «Ами де л'ЮРСС» («Друзья СССР»). Они и составили основу брошюры «В Москву! В Москву!».

Случилось так, что на пути в Советский Союз из-за отсутствия польских транзитных виз группа задержалась в Варшаве. Барель, заранее получивший такую визу, не стал терять времени. Один, не зная ни слова по-русски, он приезжает в Негорелое, тогда пограничную станцию, где никто его не ждет. Но все устраивается. Находится пограничник, немного говорящий по-французски, он берет Бареля под свою опеку. С его помощью Барель два дня знакомится с жизнью местных железнодорожников, крестьян, красноармейцев. Посещает их дома, кооперативные лавки, больницу, профсоюзный комитет, клуб, даже бани. Расспрашивает врачей и служащих, рабочих мастерских и крестьян, узнает об их заработках, ценах на товары. Убеждается, что люди живут хоть и скромно, но в достатке, что медицинская помощь бесплатна, а рабочие — подумать только!— получают оплачиваемые отпуска. Французские рабочие в ту пору могли об этом только мечтать. Оплачиваемые отпуска им дал лишь Народный фронт, в 1936 году.

Наконец — Москва! Красная площадь, Кремль, Мавзолей Ленина, Музей революции... Гости побывали в цехах завода «Динамо», на фабрике готового платья, в ночном профилактории, в Парке культуры и отдыха. Посетили они и исправительно-трудовую колонию. Все для них ново, необычно. У власти — представители народа. Государство, профсоюзы заботятся о здоровье населения, об его образовании, просвещении. Рабочие клубы, кружки самообразования, библиотеки, детские сады и ясли на предприятиях. Французский обыватель не сможет этому поверить...

Барель обстоятельно рассказывает в своей книжке о встречах с домохозяйками и рабочими, с отдыхающими в парке и руководителями предприятий, с учителями, школьниками.

Он беседует с врачом, в прошлом имевшим частный кабинет и радующимся тому, что ныне, будучи на государственной службе, может лечить людей, не требуя от них денег.

Как педагог, Барель конечно особенно интересуется вопросами образования. Его приглашают на съезд учителей. Он видит людей в национальных костюмах, приехавших из дальних районов страны. Революция принесла им свободу, равноправие, открыла путь к развитию национальной культуры, к процветанию. В Крыму он посещает пионерский лагерь Артек, расположенный там, где когда-то было казино, и ему не хватает слов, чтобы выразить свой восторг...

«Побывать в Москве,— пишет Барель,— это для коммуниста — войти в контакт с творческим трудом коллективного общества... это констатировать приход Человечности, которая создается общими усилиями...

Побывать в Москве — это значит приобрести способность с улыбкой презрения слушать глупости и псевдоученые рассуждения буржуа и их лакеев, ежедневно поносящих труды русских революционеров, бахвальство наших мэтров, пытающихся остановить неудержимый поток, уносящий старый буржуазный режим.

Вернуться из Москвы — это иметь возможность сказать товарищам, обманутым всем лживым аппаратом правящего класса:

— Я видел у кассы социального обеспечения старую работницу, лечившуюся в санатории и получавшую зарплату за месяц болезни...

Я видел 1800 рабочих и работниц в доме отдыха под Москвой, расположенном в великолепном сосновом лесу...

Я видел и брал на руки детей в заводских яслях...

Я видел рабочих в их клубах и в царской ложе Большого театра Москвы...

Я видел крестьян, ничем не похожих на забитых мужиков прошлого...

Я видел адмирала, по-братски здоровающегося с матросом...

Я видел молодых коммунистов, юношей и девушек, с пламенным взглядом, готовых пожертвовать собой ради защиты революционной Родины.

Я видел в Крыму отели, виллы, замки, где отдыхали рабочие Ленинграда, шахтеры из Донецка, крестьяне, служащие.

Я видел все это и даже больше. А я провел в Советском Союзе лишь 18 дней.

Я видел русскую революцию: она могущественна, и ее надежды огромны.
Да здравствует Революция!»

Так заканчивается эта книжка...

Но вернемся в озаренную южным солнцем комнату, где происходила наша беседа. Взволнованный воспоминаниями, Виржиль Барель ходит из угла в угол.

— Видите ли,— говорит он,— мы знали, какие трудности переживала тогда Советская страна. Их не скрывали от нас в Москве. Россия только покончила с гражданской войной и разрухой. Многонациональное Советское государство было образовано лишь несколько лет назад. И, быть может, именно на фоне этих трудностей нам особенно величественными представились усилия партии и советских людей по построению нового общества. Не раз после этого я ездил в Советский Союз. И видел огромные перемены, происходившие в стране, ставшей ныне могущественной державой. Я вспоминал о своей первой поездке, сравнивал новые впечатления со старыми. Скажу честно: я горжусь тем, что не ошибся тогда в своих выводах.

Виржиль Барель, когда-то скромный учитель из Ментоны, теперь политический деятель. В годы Народного фронта он впервые избирается в парламент. С тех пор почти без перерыва, если не считать времени войны и оккупации, Барель представляет своих сограждан, жителей Ниццы, в Национальном собрании. «Дедушка Барель» пользуется большой популярностью на Лазурном побережье.

На его долю выпали суровые испытания. Аресты, преследования. В числе других депутатов-коммунистов он прошел «Путь чести», как озаглавлена книга, рассказывающая о позорном процессе, учиненном над ними профашистами в начале войны и приведшем патриотов в тюрьмы и на каторгу. Большое личное горе перенес Барель в годы оккупации. Его старший сын Макс, талантливый инженер, активный участник Сопротивления, был выдан предателем и схвачен в Лионе гестапо. Макс попал в руки палача Клауса Барбье, живущего ныне под именем Альтмана в Латинской Америке. Макс погиб от пыток как герой, не выдав своих товарищей... Воспоминания об этом — как кровоточащая рана в сердце старого Виржиля.

В тот день, когда, выполняя свое обещание, я пришел в Бурбонский дворец, чтобы вернуть ему книжку, в повестке дня Национального собрания стояли устные запросы депутатов. Получив слово, Виржиль Барель спросил о мерах, предпринимаемых правительством для того, чтобы военный преступник, уличенный свидетелями, был выдан Франции.

— Нужно, чтобы трибунал в Лионе покарал Барбье,— сказал депутат.— За прошлое и в назидание на будущее... Я говорю это не только как отец мученика, но как француз.

С ответом отцу героя Сопротивления выступил сын одного из расстрелянных фашистами патриотов Жан Липковски, бывший в то время государственным секретарем по иностранным делам. Он заверил, что Франция делает и будет делать все возможное для выдачи военного преступника. И — редкий случай в парламенте — депутаты всех партий единодушно выразили этим словам свое полное одобрение...

Во время перерыва я встретился с Барелем в одном из залов Бурбонского дворца. Присели на обитую бархатом скамью. Депутаты, журналисты то и дело подходили, чтобы пожать ему руку. Я вручил Барелю его книжечку и не мог не выразить те чувства, которые испытал, читая ее.

— Можете написать,— сказал на прощание Барель,— что старый и верный друг Советской страны шлет всем советским людям свой самый горячий привет и желает им счастья и успехов.

 

Наш друг Жак Дюкло - Назад

Далее - Молодой коммунист Жан-Клод

 

 

Зыков С.П. О Франции и французах. Очерки и репортажи. М. Политиздат, 1978.



НАВЕРХ

Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!


Мы в соц. сетях
reddit telegram vkontakte facebook twitter odnoklassniki pinterest tumblr


На главную страницу раздела о Франции


Интересное

Коллекия моделей ГУМА 1966 года


Анна Герман (фотографии)


Новое на сайте

21.10. новости - «Просмотреть в день по три фильма и прочитать в неделю по три книги». Творческий путь Франсуа Трюффо, наука и космос - МИХАИЛ РОМАНОВИЧ ШУРА-БУРА

19.10. разное - Как легко сдать сессию

15.10. новости - Павел Чухрай - советский кинорежиссер, получивший несколько десятков премий на кинофестивалях, наука и космос - ГЕНРИХ САУЛОВИЧ АЛЬТШУЛЛЕР

12.10. разное - Курсовая работа и как её сделать за три дня на хорошую оценку

06.10. новости - Жан Виго - человек, создавший всего несколько фильмов, на зато каких!, Неудержимый Ролан – человек-стихия

05.10. разное - Как выбрать тему курсовой работы студенту историку

27.09. новости - Иван Дыховичный - человек, который всегда умел удивлять зрителей, Александр Алов и его плодотворное сотрудничество с Владимиром Наумовым

20.09. новости - Галина Баринова - первая среди женщин-скрипачек, кто мог исполнить сразу три концерта, Художник-постановщик киностудии «Союздетфильм» Михаил Богданов

14.09. новости - Борис Химичев. Не мечтал об актерской карьере, но внес огромный вклад в мир советского кинематографа, Николай Черкасов. Артист, чье лицо запечатлено на ордене

08.09. новости - Людмила Целиковская - актриса, которую любили всем сердцем, Александр Белявский. Непревзойденный Фокс из культового фильма «Место встречи изменить нельзя»

 


 

Доступ до Плей Фортуна 24/7

© Sovetika.ru 2004 - 2021. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки, фотографии, открытки.

Flag Counter

Top.Mail.Ru